«Абинские служилые татары в Кузнецком гарнизоне (XVII-XVIII вв.)»

Под «служилыми татарами» следует понимать только ту группу местного тюркоязычного населения, которая «версталась государевым жалованьем», находилась в составе гарнизона определенного города (или острога) и несла военную службу наравне с русскими служилыми людьми.

01tatarin sluzhili

 Рис. 1. Служилый татарин (современный рисунок)

Группы служилых татар были созданы в гарнизонах только нескольких сибирских городов и острогов: Тобольска, Тюмени, Тары, Томска, Кузнецка и Красноярска.

Формирование группы служилых татар в составе кузнецкого гарнизона проходило более 30-ти лет, если считать с основания Кузнецка в 1618 г. и до 1652 г., когда в составе гарнизона Кузнецкого острога появилась эта группа служилых людей.

В период с 1618 до 1652 гг. абинские татары, которые жили в окрестностях Кузнецкого острога и затем составили здесь основу нового подразделения служилых людей, освобождались русскими от уплаты ясака (пушного налога – А.К.), выполняли повинности в пользу государства: подводную (участвовали в перевозке грузов на подводах – А.К.) и воинскую. Они, в частности, использовались в качестве толмачей (переводчиков – А.К.) во время походов кузнецких служилых людей за ясаком Но абинские татары до 1652 г. не получали жалования и, следовательно, их нельзя назвать «служилыми татарами».

Возглавлял новое подразделение служилых людей татарский голова. Первым татарским головой здесь был Савин (Савинко) Микитин. На его служебной карьере стоит остановиться подробнее.

Савинко Микитин выехал «на государево имя» из Крыма. Он был крымским татарином и его татарское имя - Дасай (Дасайка). Это была обычная практика того времени, когда многие обедневшие представители татарской знати, в поисках службы и денег, выезжали «на государево имя» и добросовестно служили русскому царю. В Москве Дасай принял православие и стал зваться Савином (Савинкой) Микитиным.

В период 1624 – 1625 гг. его прислали в Кузнецкий острог. Практически сразу же по приезду он чуть было не «отличился», когда захотел бежать вместе с группой служилых людей и пашенных крестьян (всего 15 человек) из Кузнецка. Беглецы пытались добраться до Европейской России. Согласился на побег «из бедности», но в последний момент передумал, а заговорщикам сказал: «…хошь де мне в Кузнецком остроге межи двор пропасть, а с вами не еду». А беглецов потом всех переловили под Томском и отправили назад.

А Савинко Микитин продолжил службу в Кузнецке и в 1627 г., например, он получал уже 7 рублей 25 копеек годового денежного жалования. В то время это был один из самых высоких окладов в кузнецком гарнизоне. Кроме денежного, ему выдавали ещё хлебное и соляное жалование, как и другим служилым людям местного гарнизона.

До начала 40-х гг. XVII в. Савинко Микитин часто был в походах за ясаком, где иногда использовался в качестве толмача. Он числился сначала в группе конных «черкас» («черкасами» тогда называли выходцев из Украины – А.К.), а затем – в группе конных казаков. Денежный оклад его оставался прежним.

7 октября 1639 г. под Кузнецк, якобы с торгом, явились «белые калмыки» (телеуты – А.К.) во главе с князцом Мачиком. Во время торга «белые калмыки» внезапно напали на кузнечан. В результате 15 человек были убиты, многие ранены. Среди раненых находился и Савинко Микитин.

В начале 40-х гг. он получил должность толмача с увеличением денежного оклада до 8 рублей в год.

В 1652 г., когда Савинко Микитин был назначен татарским головой, а также «…к государевым ясашным тотаром толмачем…», денежный оклад ему увеличили до 10 рублей в год. Кроме этого, по новому окладу ему давали 80 пудов ржи, 80 пудов овса и 3 пуда соли. Его хлебный и соляной оклады по стоимости примерно равнялись его денежному окладу.

В должности татарского головы Савинко Микитин находился, по крайней мере, 10 лет. А служил в Кузнецком остроге он в общей сложности около 40 лет.

Четыре его сына, Максим, Евтихий, Иван и Яков, также служили в местном гарнизоне.

Что касается кузнецких служилых татар или, как они назывались в документах, «подгородных служилых абинских тотар», то их численность в течение всего времени существования этой группы в составе местного гарнизона была незначительной и находилась в пределах 20-21 человека.

В других сибирских городах группы служилых татар были гораздо представительнее. В конце XVII – начале XVIII вв., например, в Тобольске их насчитывалось 255, в Тюмени – 108, в Томске – 82, в Таре – 65 человек. Исключение составляли Кузнецк и Красноярск. В последнем в это время число служилых татар равнялось 28.

Служилые абинские татары получали только денежное жалование, при этом его размер был очень незначительным. Например, в конце XVII в. он находился в пределах от 0,5 до 3 рублей.

Если сравнивать этот показатель с другими городами Западной Сибири, то в это время в Тобольске у служилых татар размер денежного жалования составлял от 2 до 20, в Тюмени и Таре – от 3 до 12, в Томске – от 2,5 до 9 рублей.

В Красноярске ситуация с денежным жалованием у служилых татар была схожей с Кузнецком: его размер был небольшим и составлял по 2 рубля каждому.

Как мы видим, в Кузнецке и Красноярске служилые татары в это время получали значительно меньше, чем в других городах Сибири. Здесь даже верхний предел денежного жалования примерно равнялся его нижнему пределу в Тобольске, Тюмени, Таре и Томске.

Причину этого явления следует искать в низком статусе служилых абинских татар в иерархии татарского общества Сибири: в перечисленных выше городах самые большие оклады получали князья, мурзы и их потомки, а в Кузнецке, например, самый большой оклад получали есаул и его потомки. В Красноярске ситуация была схожей.

Кроме того, сибирские служилые татары, в основной своей массе, получали ещё хлебное и соляное жалование. Даже в Красноярске таких получателей было достаточно. А вот кузнецкие служилые татары, как мы уже говорили, обеспечивались только денежным жалованием.

В первой четверти XVIII в. кузнецкие служилые татары по-прежнему получали меньше, чем их коллеги в других городах Сибири. По «Ведомости», присланной в Сенат из Сибирской губернии в 1724 г., в Тобольске, например, служилые татары получали в среднем по 6 рублей 38 копеек, в Тюмени – по 4 рубля 83 копейки, в Томске – по 4 рубля 20 копеек, а в Кузнецке – по 1 рублю 15 копеек.

Группа служилых абинских татар обновлялась, в основном, за счет набора «в выбылые места» их детей и других родственников. Это говорит, с одной стороны, о доверии к ним со стороны русской администрации, а с другой стороны - о престижности для них самих военной службы, несмотря на небольшое жалование.

Некоторые из них служили достаточно долго. Например, более 20 лет во второй половине XVII в. в составе гарнизона Кузнецкого острога находились: есаул Ургоячко Онмияков с окладом в 3 рубля, Конайко Кошендаев с окладом в 2 рубля, Турначачко Урушпаев с окладом в 1 рубль и Тюшегечко Кошендаев с окладом в 0,5 рубля.

Если служилый татарин Кузнецкого острога начинал службу в одном окладе, то он, как правило, в нем и находился. Переводов «из оклада в оклад» и прибавок к жалованию практически не было.

Как исключение можно привести пример, когда Одиячко Онмияков, получавший в начале 60-х гг. XVII в. всего 0,5 рубля, в конце 60-х гг. уже получал 3 рубля. Здесь, скорее всего, имел место именно перевод «из оклада в оклад», а не прибавка к жалованию. Надо полагать, что в освободившийся оклад он был «поверстан», также как и его брат Ургоячко, за заслуги отца своего, есаула абинских татар Онмиячки, который возглавлял эту этническую группу в 20 – 30 гг. XVII в.

Что касается деятельности служилых татар в составе кузнецкого гарнизона, то они, вместе с другими служилыми людьми, участвовали во всех важных походах и военных операциях, в том числе и в защите Кузнецка от нападений кочевников.

Например, в 1682 г. под Кузнецк подошло джунгарское войско под предводительством Матура-тайши. В боях за город принимали участия и служилые татары. Тогда погибли 8 абинцев.

02kp925 3a

 Рис. 2. Железный черешковый наконечник стрелы. КП 925/3

А 18 сентября 1700 г. на Кузнецк и его окрестности было совершено одно из крупнейших нападений за всю его историю. Объединенное войско енисейских кыргызов и джунгар насчитывало более тысячи человек. Гарнизон Кузнецка составлял тогда около 350 человек. Кочевники стояли под городом неделю, «…приступали кругом города ко всем воротам».

Враги нанесли серьезный урон местным жителям. Было убито 40 человек, взято в плен 52 человека. Кроме того, кочевники сожгли Христо-Рождественский монастырь и несколько деревень на правом берегу Томи, там же разорили много юрт «выезжих подгородных белых калмыков» (часть телеутов, принявших русское подданство и поселившихся под Кузнецком – А.К.). Кочевники сожгли и потоптали хлеб, угнали большое количество лошадей и крупного рогатого скота.

Когда противник через неделю отступил от Кузнецка, так и не взяв города, за ним была организована погоня. Отряд в 250 человек возглавлял атаман конных казаков Федор Сорокин. Через три дня, продвигаясь вверх по Томи, отряд Сорокина догнал 50 отставших кочевников, в короткой схватке 6 из них были убиты, многих ранили. Удалось отбить у кочевников 6 человек «полону» (пленных – А.К.) и около 150 голов скота.

Потери русских в этом походе составили 9 человек – четверо были убиты и пятеро ранены. Все участники похода Ф. Сорокина получили так называемое «послужное жалованье». Членам семей убитых и раненым выдали по 1 рублю денег или сукно «анбурское» (западноевропейского производства – А.К.) на ту же сумму. Остальные получили в два раза меньше, также деньгами или тканями, на сумму 0,5 рублей.

В этой военной экспедиции участвовали и 9 служилых абинских татар. Все они остались невредимыми и были награждены «послужным жалованьем» по аршину 6 вершков (1х1,5 м – А.К.) сукна «анбурскаго» также на сумму 0,5 рублей.

Служилые абинские татары несли караульную и патрульную службу, участвовали в сборе ясака и в «посольствах» к кочевникам.

В начале XVIII в., когда русские стали осваивать земли в верховьях Оби, служилые абинские татары принимали участие в строительстве и защите на новых территориях острогов и крепостей. Например, в 1709 г. Бикатунский острог и Белоярскую крепость в 1717 г. сооружали и защищали, в том числе и служилые абинские татары.

Пока сложно сказать, когда именно служилые татары исчезают из состава кузнецкого гарнизона, но одно из последних упоминаний о них относится к 1734 г. Г.Ф. Миллер, посетивший в сентябре этого года город, отметил, что среди служилых находятся и 20 абинских татар, «…которые также получают жалованье и служат подобно казакам». Таким образом, мы можем подтвердить документально существование группы абинских служилых татар в составе местного гарнизона на протяжении более 80 лет.

Кроме несения военной службы, абинские татары занимались и разнообразной хозяйственной деятельностью. Они, вместе с другими служилыми людьми, представляли собой нерегулярное войско, которое, кроме службы, активно участвовало в различных отраслях хозяйственной жизни Кузнецка и его окрестностей.

В семьях абинцев женщины не только работали по дому, но и, например, изготовляли орнаментированную глиняную посуду.

03kp925 21

 Рис. 3. Глиняная посуда кузнецких татар (фрагмент). КП 925/21

Мужчины же активно промышляли пушнину. Дело это было выгодным, так как стоимость шкурки соболя, например, на местном рынке доходила до 1 рубля. За сезон (за три месяца зимы) служилый татарин-промысловик легко мог добыть 10 шкурок соболя. Ловили пушного зверя при помощи деревянных ловушек, а также с луком и стрелами. Наконечники стрел были неострыми, изготовлялись из кости или дерева. Они лишь сбивали зверя с дерева, при этом шкурка оставалась целой.

04kp925 5

 Рис. 4. Костяной наконечник стрелы для охоты на пушного зверя – «томар». КП 925/9

Абинские служилые татары занимались и промыслом дикого хмеля, который затем выгодно продавали приезжим торговцам.

Они активно ловили рыбу. Например, по данным на 1704-1705 гг., трое местных служилых татар, а именно Катыш Карачаков, Тюлюбеш Тюлюкаев и Барсугач Тайтынаев, вместе имели невод (длина невода могла доходить до 120 м – А.К.) и лодку в 2,5 сажени (более 5 м длиной – А.К.). Они ловили рыбу безоброчно, на Томи «под своими юртами», вверх и вниз на полверсты (более 500 м – А.К.). Рыбной ловлей они занимались летом и осенью, время от времени. В их уловах присутствовали мелкие щучки, окуни, хариусы и плотва.

05kp976 1155 06kp1359 21

 Рис. 5. Каменное (галечное) грузило для сети. КП 976/1155

Рис. 6. Железный рыболовный крючок. КП 1359/21

Абинцы были скотоводами, и в частности, разводили лошадей. Ещё до того, как в кузнецком гарнизоне появилась группа служилых татар, абинцы выполняли подводную повинность, то есть перевозили на казённых подводах грузы. Есть данные, что они должны были содержать казённых лошадей.

14 сентября 1633 г. под Кузнецк «войною» пришла группа енисейских кыргызов, «Бектен Ноянов сын со многими людьми». Они, в частности, сожгли у русских собранный хлеб и отогнали у служилых людей всех лошадей. Служилые люди вынуждены были покупать лошадей у местных татар «дорогою ценою».

Вообще, продажа или обмен лошадей на местном рынке являлись очень популярными торговыми операциями в Кузнецке и в них активное участие принимали абинцы. Например, 19 марта 1713 г. Алексей Сидоров менялся со служилым татарином Кабыштаем Шибиековым лошадьми, а именно, менял лошадь «шерстью гнеду» (коричневый окрас – А.К.) на лошадь «шерстью булану» (песочный окрас – А.К.).

07kp1359 16

 Рис. 7. Железные удила. КП 1359/16

Абинцы разводили и другой скот. Об этом свидетельствуют и местные таможенные книги. Например, 17 ноября 1713 г. продал служилый татарин Койзанчак Анагачев служилому человеку Дмитрию Лапину «скотину», денег взял за нее 1 рубль. Судя по стоимости, речь здесь идёт о продаже коровы.

У абинцев было и земледелие, хотя и достаточно примитивное, мотыжное. Земледелием занимались женщины. Они обрабатывали участки земли мотыгой, которая называлась «абылом».

08kp925 6

 Рис. 8. Железная мотыга – «абыл». КП 925/6

Составитель старший научный сотрудник А.О. Кауфман.

Литература:

  1. Кауфман А.О. Начальный этап формирования группы служилых татар в составе кузнецкого гарнизона (первая половина XVII в.) // III чтения, посвященные памяти Р.Л. Яворского (1925-1995): Материалы Международной научной конференции. Новокузнецк, 2007. С. 140-152.
  2. Кауфман А.О. Участие служилых татар Томска и Кузнецка в торговле во второй половине XVII – начале XVIII вв. // Диалог культур и цивилизаций (Материалы IX Всероссийской научной конференции молодых историков, Тобольск, 14-15 марта 2008 г.). Тобольск, 2008. Ч. 2. С. 38-42.
  3. Кауфман А.О. Группа служилых татар в составе кузнецкого гарнизона (вторая половина XVII – первая четверть XVIII вв.). // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2008. Выпуск 10. С. 53-60.
Купить билет