Пушки Кузнецкого острога

Кузнецк, основанный в 1618 г., практически сразу же после своего сооружения и в течение всего XVII в. имел весьма важное стратегическое значение для России. Он являлся самым южным укрепленным пунктом в этом районе Сибири и призван был отражать набеги кочевников.

До середины 20-х гг. XVII в. нет доказательств наличия в Кузнецке пушек. Правда, при кузнецком воеводе Евдокиме Баскакове, который был здесь на воеводстве в 1623-1625 гг., кроме всего прочего, была построена башня с «боями». Устройство «боёв» (бойниц – А.К.) на башне свидетельствует о том, что в Кузнецке в середине 20-х гг. XVII в. могли уже быть орудия. И действительно, судя по документам, в начале правления Саввы Языкова, который был в Кузнецке воеводой в 1627-1629 гг., из Тобольска в Кузнецк прислали первую пушку – «пищаль полковую медную ядром в полтора фунта».

Пушки XVII в. у музея артиллерии в Санкт-Петербурге
Рис. 1. Пушки XVII в. у Музея артиллерии в Санкт-Петербурге. На переднем плане – 3-х гривенковая (1½ фунтовая – А.К.) полковая русская пушка (1629 г.) Источник: https://pp.userapi.com/c637327/v637327015/45e6d/RKVPK4d5nL8.jpg

А пушкари в Кузнецке появились ещё позже. Исходя из «Разрядных книг» 1625-1636 гг., в Кузнецке в этот период пушкарей вообще не было. Первый пушкарь в кузнецком гарнизоне, судя по местной «Окладной книге», служил в 1636 г. и звали его Гришка Верига. В течение XVII в. численность пушкарей в составе местного гарнизона постепенно увеличивалась и к концу века составила уже 4 человека. Пушкари получали денежное жалование в размере 6 рублей в год. Например, четверик (около 26 литров – А.К.) зерна ржи тогда стоил от 10 до 30 копеек, в зависимости от урожая, пара сапог – 1-2 рубля, лошадь – от 2 до 10 рублей.

Епифанские пушкари середины XVII в.

Рис. 2. Епифанские пушкари середины XVII в. (современный рисунок). (Епифань – русский укреплённый пункт на «Засечной черте», расположенный к юго-западу от Москвы – А.К.) Источник: https://alexuslob.livejournal.com/286498.html

Основные данные о кузнецких пушках содержатся в «Росписях огненного наряда» 60-80-х гг. XVII в.

В начале 1660-х гг., например, в Кузнецке было 6 пушек и 6 затинных пищалей. Затинные пищали – это тяжёлые крепостные ружья, промежуточное звено между пушками и ручными пищалями.

Затинные западноевропейские пищали (гаковицы) XV в.

Рис. 3. Затинные западноевропейские пищали (гаковницы) XV в. в экспозиции ГИМа (г. Москва) Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/60/Hakownicy_West_Europe_15c_GIM.jpg/200px-Hakownicy_West_Europe_15c_GIM.jpg

А в начале 1670-х гг. к прежним пушкам прибавились 3 орудия, присланные из Томска. Количество затинных пищалей не изменилось. В конце 1670-х гг. увеличилось и число затинных пищалей до 7-ми штук.

В начале 1680-х гг. в Кузнецк прислали ещё 2 пушки. Причём одна из них была ровесницей Кузнецка, судя по надписи на ней. Количество кузнецких пушек, таким образом, стало составлять 11 штук, а вот число затинных пищалей сократилось до 5-ти. В конце 1680-х гг. количество орудий в городе увеличилось до 13-ти, а затинных пищалей – сократилось до 3-х. Число затинных пищалей стало меньше потому, что часть их списали.

В 1701 г., по «Ведомости сибирских городов», в Кузнецке было 9 пушек. Сокращение их количества связано, скорее всего, с тем, что некоторые орудия списали.

Кузнецкие пушки и затинные пищали, как указано в источниках, были «железными» и «медными». Вес пушек составлял от 4-х до 29-ти пудов, стреляли они ядрами от фунта с четвертью до 3-х фунтов. Затинные же пищали имели вес от 21-го фунта до 5-ти с четвертью пудов, ядра к ним весили от 7-ми золотников до фунта с четвертью.

Каменное ядро

Рис. 4. Каменное ядро или каменный груз (гиря) (вес – 127,95 г.) для отливки свинцовых ядер к 10-ти лотовой (30-ти золотниковой) затинной пищали из экспозиции музея «Кузнецкая крепость». КП 676/556

Как мы видим, в 70-80-е гг. XVII в. количество пушек в Кузнецком остроге увеличилось более чем в 2 раза: с 6-ти до 13-ти. Это было связано и с повышенной активностью кочевников, и со строительством в это время новых укреплений, в частности, новой стены с башнями вокруг посада.

Что касается размещения кузнецких пушек, то в 1660-х гг. они распределены были по двум башням, а именно «воротной проезжей башне от елани» и «угловой башне от колмацкого торговища». На первой, «в среднем бою» и «в нижнем бою в воротех», находились 2 пушки. Кроме того, вне боевых позиций, но с привязкой к этой башне, упоминаются ещё 2 пушки и 4 затинные пищали.

На «угловой башне от колмацкого торговища», на боевой позиции, располагалась 1 пушка. Кроме того, вне позиций, но с привязкой к этой башне, упоминаются ещё 1 пушка и 2 затинных пищали.

На третьей башне, «угловой башне от пашенной слободы», пушек в 60-х гг. XVII в. уже не было, хотя раньше они там присутствовали. Об этом говорит тот факт, что одна из пушек, установленных «в нижнем бою в воротех» на «воротной проезжей башне от елани», а именно весом 12 с четвертью пудов, до начала 1660-х гг. стояла на «угловой башне от пашенной слободы». Тогда в Кузнецком остроге имелось 3 башни, и пушкарей было 3 человека.

А вот в начале 1670-х гг. размещение кузнецких пушек изменилось. Связано это было, прежде всего, со строительством новой стены с башнями вокруг посада. Таких башен было построено всего пять. Старая стена защищала только центр Кузнецка, где находились основные административные здания. Посад же, где проживало большинство населения, оказался совершенно незащищенным от возможных нападений кочевников. Пушки перемещались со старых башен по острожной стене на новые башни по внешней, посадской, стене.

В 70-х гг. XVII в. кузнецкие пушки размещены были на двух башнях, а именно, на новой «проезжей башне от елани» и на новой же «угловой башне от колмацкого торговища».

В конце 1670-х гг., с присылкой из Томска 3-х орудий, ситуация стала следующей. К новой «проезжей башне от елани» относились 5 пушек, к новой «угловой башне от колмацкого торговища» - 4. На первой башне на позициях было размещено 2 орудия, в резерве – 3. На второй башне на позициях находилось 1 орудие, в резерве -3. Кроме того, на «угловой башне от колмацкого торговища» в резерве состояли уже 7 затинных пищалей.

В 80-х гг. XVII в., когда в Кузнецк прислали ещё 4 пушки из Томска, положение с размещением орудий несколько изменилось. Главное изменение заключалось в том, что пушки уже были установлены не на двух, а на трёх башнях. В конце 1680-х гг., когда в городе было уже 13 пушек, ситуация с их размещением была следующей. На «проезжей башне от елани» на боевых позициях находились 3 орудия. На «угловой башне от колмацкого торговища» на боевой позиции располагалась 1 пушка.

В это время пушки стали размещаться и на Спасской башне, которая была с воротами и колокольней. В конце 1680-х гг. на этой башне на боевых позициях находились 3 пушки. Кроме того, вне позиций на ней было 6 пушек. Там же, вне позиций, были оставлены 3 лёгкие затинные пищали весом от 21-го фунта до 2-х пудов.

Три более тяжёлые затинные пищали списали. Позже были списаны и некоторые пушки, и к 1701 г. в Кузнецке их осталось только 9.

Как мы видим, в 60-80-е гг. XVII в. пушки размещались не на всех башнях Кузнецка. Городские власти исходили из местного опыта противостояния с кочевниками и распоряжались устанавливать орудия на башнях, которые находились на наиболее важных направлениях. Орудиями укрепляли южный и восточный подступы к городу.

Что касается более раннего времени, то есть сведения, что в начале 1640-х гг. кузнецкая артиллерия в количестве 1 пушки и 2 затинных пищалей была размещена на 2-х угловых башнях, т.е. на «угловой башне от пашенной слободы» и на «угловой башне от колмацкого торговища».

Башни Кузнецкого острога (фрагмент чертежа С.У. Ремезова)

Рис. 5. Башни Кузнецкого острога (фрагмент чертежа С.У. Ремезова) (ситуация на 70-е гг. XVII в.).

  1. «Угловая башня от пашенной слободы»
  2. «Проезжая башня от елани»
  3. «Угловая башня от колмацкого торговища»
  4. Новая «угловая башня от колмацкого торговища»
  5. Новая «проезжая башня от елани»
  6. Спасская башня (с воротами и колокольней)

Пушкари содержали в порядке вверенное им оружие, периодически совместно с городскими властями проводили их ревизию, после чего принималось решение по поводу нахождения на боевых позициях конкретных пушек. Иногда орудия, которые были на боевых позициях, переводили в резерв. И наоборот, резервные пушки перемещались на боевые позиции на других башнях.

Ядра, скорее всего, находились при пушках и затинных пищалях. Но так было не всегда. Данные начала 60-х гг. XVII в. говорят о том, что в «зелейном» (пороховом – А.К.) погребе, кроме пороха пушечного и ручного, а также свинца упоминаются и ядра к пушкам и затинным пищалям в полном объёме, т.е. на то время – 623 ядра. А вот по данным на начало 1670-х гг., в пороховом погребе ядер уже не было.

Когда в Кузнецк присылали новые пушки, обычно вместе с ними доставлялись и ядра. Но иногда этого не происходило, и тогда с орудиями отправлялось какое-то количество свинца на ядра.

Порох пушкарям выдавался, видимо, только при получении известий о предстоящих нападениях кочевников. Были редкие случаи, когда пушкарям давали порох для стрельбы в некоторые церковные праздники, например, на Крещение Господне. Постоянно вёлся строгий учёт прихода, расхода и остатка боеприпасов в пороховом погребе.

Кузнецкие пушки пристреливались, и у каждой из них была своя «зона ответственности». Для этого выбирался какой-нибудь ориентир на местности. Когда противник подходил к Кузнецку, то стреляла именно та пушка, в «зоне ответственности» которой находился в данный момент враг.

Затинные пищали могли использовать и в открытом бою. Доказательством этого может служить эпизод, когда во время осады города в 1682 г. войском Матура-тайши кочевники захватили у служилых людей затинную пищаль и увезли к себе в улус.

Литература:

Кауфман А.О. Артиллерия Кузнецка и её роль в укреплении обороноспособности города в XVII в. // Из кузнецкой старины. Новокузнецк. 2012. Вып. 3. С. 35-44.

Добжанский В.Н. Документы XVII в. о присылке в Кузнецкий острог огнестрельного оружия и колокола. // Из кузнецкой старины. Новокузнецк. 2014. Вып. 5. С. 172.

Выставку подготовил ст.н.с. Научно-исследовательского отдела музея-заповедника «Кузнецкая крепость» А.О. Кауфман

 

Купить билет